22:54 

Мои чувства у тебя в груди. Глава девятая...

Грешно смеяться, смешно грешить...
Фанфик: Мои чувства у тебя в груди.
Фендом: Блич (Bleach)
Автор: Арик_Сама
Бета: автор)
Пейринг: Гриммджоу/Орихиме, намек на Улькиорра/Орихиме
Рейтинг: NC-17
Жанр: романтика, ангст, местами юмор
Статус: не закончен
Дисклеймер: не претендую
Размещение: указываем, кто автор и бета
Предупреждение: частичный ООС, АУ

Огромное спасибо Шеле-чан за чудесную песню! Без нее, я бы наверно не нашел в себе сил написать это!..

Глава девятая. Праздник Мертвых.

De mortuis aut bene, aut nihil.
О мертвых или хорошо, или ничего. (с)




"Нежность... тепло... в моих руках бьется сердце. Сердце?.. Бьется?.." - эта мысль показалась только
проснувшемуся Джаггерджаку бутоном, что после прохладной и недвижимой ночи, раскрывается, купаясь, в
согревающем море света. Гриммджо еще не разлепил веки, не двигаясь для того, чтобы и дальше ощущать то,
чего у него не должно быть...
С каждом стуком этого сердца некое чувство разливалось по его телу, омывая все тело и душу. Скорее,
"гигай", чем тело... Он раскрыл глаза. Их общее сердце билось у нее груди. Вся комната была окрашена в
золотистые лучи солнца, лишь иногда вздрагивали шторы от дуновения свежего ветра. Ее руки ласково
обнимали его. Его руки лежали на ее спине, а голова ее лежала у него на плече. Двигаться было бы
преступлением. Ее волосы отражали солнечный свет и были разбросаны по его груди, в глазах читалась
нежность.
- С добрым утром! - сказала она, радостно потеревшись об его щеку, когда немного приподнялась.
- Доброе, Иноуэ... - как можно приветливее ответил представитель кошачьих. Поняв, что ему понравилось,
Гриммджо потерся об ее щеку тоже. Вышло не так мило как делала она, но этого вполне хватило, чтобы
девушка замлела, лежа рядом.
Видя эту улыбку, он тоже улыбнулся.
Орхиме увидела эту самую улыбку. Его улыбку. От нахлынувшего восхищения перехватило дыхания. Именно
сейчас глаза любимого арранкара отражали любовь. Любовь, в которую он так не верил. Любовь, которую она
так ждала...
Она потянулась к нему, мягко целуя. Он ухмыльнулся и, притянув рукой к себе ее голову, отвечал на
поцелуй. Они смеялись и терлись носами, щеками, лбами. Перевернувшись, Гриммджо оказался над Орихиме. Взглянув
на ее тело, на ее счастливое и красивое лицо, Гриммджо почувствовал истому.
- Я опять этого хочу... - усмехнувшись, он шепнул ей на ухо, когда нагнулся к ее уху. Затем прикусил ушко
вздрогнувшей рыжей.
- Но...Гримм-кун... - Иноуэ задрожала от ласк. Вид мускулистого торса арранкара заставлял ее сомневаться
в отказе. Нарастающее желание сковывало каждую часть тела. Слегка простонав, она все-таки перевернулась
на живот, не давая продолжить синевласому арранкару.
Это его не остановило.


***

Улькиорра всю ночь просидел у сада во дворике рекана. Никто его не тревожил. Вся ночь была изъедена,
словно кора древа, мыслями-червечками... Почему-то в голове Шиффера возник качан капусты с большими
гусеницами. Картина напоминала сгнивающий мозг, что обхвачен изящными дамскими пальчиками...
Звезды бледно мигали на небосводе. Но они были настоящими. Почти полная луна двигалась по небу, будто бы
у нее была своя воля.
"Это небо живет..." - устало вздохнул Шиффер. Всю ночь он пытался посмотреть здраво на вещи. И вообще,
как он смотрел здраво все это время на мир вокруг?!
"Я смотрел всегда здраво. Разница лишь в том, для кого я смотрел здраво. Могу ли я теперь сделать это для
себя?.." - все задавался он вопросами.
- Как я устал! - спокойно крикнул Улькиорра. Именно что спокойно. Лицо не дрогнуло. Лишь где-то глубоко
внутри зародился этот вопль и вышел вместе с воздухом... все как обычно.
На водную гладь упал лепесток сакуры. Вновь...
Затем, неожиданно, Кватра задремал. Это было похоже на погружение в себя... или это и есть нормальный сон
после всяческих человеческих волнений? Снов не было. Когда он очнулся, жизнь вокруг уже бурлила.
- Ну и отлично. - встал зеленоглазый арранкар, видя, как солнце вставало на небесах и в воде.
В этот момент Улькиорра услышал странную и завораживающую мелодию... заиграла песня.

Твоя душа не чище снега
Сердце громче тишины
Мне непонятны те слова
Что есть в проклятиях твоих
Моя любовь живет не вечно
Жив ли смысл этих слов?
На небесах ничуть не спали
Создавая нас с тобой
Осознавая гаммы красок
Лишь качали головой
О том, что будем мы встречаться
Здесь с тобою вновь и вновь
О том, что будем возвращаться
Загоняя в жилы кровь

Назови меня птицей
И я взлечу с тобой
И камнем упаду
С тобой разбиться
Позови меня в стаю
Я кровью на снегу
Росою упаду
С тобою слиться

Настало время , сохнут капли
Лед не тает на стекле
Забудь про мысли: все напрасно
Просто вспомни обо мне
Скорее птицы не слетятся
На рассвете по весне
С тобой и сотни слов не хватит
Чтоб услышать голос твой
Тот голос был, но ты не слышал:
Говорил, что ты немой
О том, что будем мы встречаться
Здесь с тобою вновь и вновь
О том, что будем возвращаться
Загоняя в жилы кровь



Дороги вьются, разойдутся
Без весны и без потерь
И в твои волосы вовьютя
Будет время, ты поверь
И будет время нам встречаться
Здесь с тобою вновь и вновь
И будет время возвращаться
Загоняя в жилы кровь.


"Музыка..." - не шевелясь он слушал песню. "Неужели люди могут так пожертвовать собой?.." Словно ответный
огонь, на каждую фразу возникала все новая и новая мысль. Многочисленные сомнения, непонимание и...
искреннее восхищение. Что же делает людей людьми?


***

- Я вхожу. - сказал Улькиорра и вошел в конату Орихиме.
Иноуэ причесывалась, а Джаггерджак вышел из ванной в полотенце.
- Как ты...Орихиме? - подошел к девушке Кватра. Такое обращение стоило ему некоторых усилий...
- Я в порядке! Спасибо тебе, Улькиорра-кун! - ответила Иноуэ, улыбаясь.
- Ясно. Я буду у себя. - Шиффер развернулся и вышел.
Джагерджак сел спиной к спине принцессы Хуэко Мундо.
- Очешуеть.
- Ты о чем? - оторвалась от заколок Иноуэ.
- Все-таки, ты иногда поражаешь меня... - фыркнул Джаггерджак - Ты ведь слышала, что он наконец обратился
к тебе по имени.
- Ну...да, это хорошо! - воскликнула Иноуэ и вновь принялась закреплять заколки.
- Э? Ты совсем не понимаешь! Он же!.. - начал ворчать Гриммджо, развернувшись лицом к ее спине.
- Гримм-кун, я это понимаю, - не оборачиваясь, ответила она и поправила челку - Я хочу стать другом ему.
- Ты понимаешь, что тебе придется взять за него ответстенность? Как за друга, потому что он не верит в
нее еще? Да и я ревную...
- Конечно! - взглянула сквозь зеркало она, улыбнувшись. - Ты же мне поверил!.. И я думаю, что Улькиорра-
кун совсем не плохой человек! А насчет этого не беспокойся...
Послышался поцелуй.
Кватра Эспада отошел тихо от двери.
"Человек?"
Что за чепуха.
"А может и не чепуха?.."


***

Путешествие по Киото началось спустя час. Гриммджо, Улькиорра и Орихиме предстали в своей новой одежде и
выглядели очень даже нормально. Киото... Именно в этой старой императорской столице (Киото до 1868 г. под
был официальной столицей страны и резиденцией императора) лучше всего можно прочувствовать дух
средневековой Японии и насладиться ее красотами.
"Как же тут красиво!" - шагала радостно Иноуэ, а по бокам на все смотрели Джаггерджак и Шиффер, которые
как можно человечнее старались отнестись к экскурсии.
Первым делом группа Hollow-туристов осмотрела Императорский Дворец, где аскетизм непостижимым образом
сочетается с величественностью. Сразу попасть туда было сложно - для осмотра следовало иметь специальное
разрешение, которое можно получить, посетив туристический офис дворца за час до начала экскурсии с
англоязычным гидом. Увы, никаких гидов не было. Тем более англоязычных. Смекнувшие что стоять в очереди
совсем ни к чему, Улькиорра и Гриммджо просто подхватили за руки Иноуэ и использовали сонидо мимо
охранников, при этом, Джаггерджак не забыл похохотать дьявольским смехом так, что некоторые несчастные
были вынуждены удалиться в туалет...
- Гримм-кун! - когда оказались внутри воскликнула Иноуэ - Ну нельзя же так с...
Тут она увидела всю красоту и, забыв обо всем, побежала все осматривать.
- Вот и весь разговор! - пожал плечами Секста и прошел за девушкой, ухмыляясь.
Шиффер не отставал и спокойно шел за ними.
Затем они осмотрели храм Саньюсанген-до (Sanjusangen-do, официальное название - Rengeo-in). Название
храма переводится как "зал 33-х помещений". Этот храм был построен в 1266 и является точной копией
оригинального, который был построен в 1164, но сгорел дотла в 1249. Больше всего он известен из-за
знаменитой статуи тысячерукой Каннон (или китайской Гуаньинь), буддийский богини милосердия. Главная
статуя окружена тысячей маленьких статуй этого же божества. Главное здание (hondo) разделено на 33
помещения (sanjusan), расположенные между многочисленных колонн храма, которые символизируют 33
воплощения богини Каннон.
- Орихиме, почему ты не покупаешь никаких открыток и прочего барахла? Я думал, люди это любят! - спросил Джаггерджак, когда она грустно посмотрела в
отдел сувениров.
- Я... как же... - она замялась.
Джаггерджак уже хотел было вспылить, как вдруг Улькиорра прошел мимо и бросил:
- Я то думал, что ты веришь в лучшее. Могла бы спрятать где-нибудь. Если... если ты намерена когда-нибудь
вернуться, Орихиме.
Иноуэ смотрела в спину Шиффера. И у нее, и у Сексты челюсти почти отвалились и если бы не кучу народа,
что могла бы раздавить упавшие части головы, то они бы позволили им упасть.
После созерцания статуй (количество рук которых запомнилось им надолго!), троица из Хуэко Мундо решила
посмотреть киотские сады камней, наиболее известным из которых является сад в храме Райоандзи, с 15
камнями, образующими на белом песке пять групп. Рисунок символизирует тигра-мать и ее детенышей, плывущих
навстречу ужасному дракону.
Иноуэ заметила, что у садов Улькиорра задерживался больше всего. Хотя, если так посмотреть, то как раз-
таки, только у садов он и задерживался... Джаггерджак же увлекся кривлять рожи какому-то мальчишке, что дразнил
"котэ".
- Улькиорра-кун?.. - помахала рукой Орихиме.
- Скажи мне, ж...Орихиме - поправился Шиффер - Что делает людей людьми?..
- Что делает?.. - переспросила его подопечная.
- ...
- Ну... В принципе, жизни две. А некоторые не могут и одной прожить. Я имела в виду жизнь либо в Сейретее, либо в Хуэко... Хуэко Мундо. Ведь чтобы жить, нужно больше мужества и сил, чем чтобы просто умереть... - она смотрела на изгибы больших камней и песка. - Человек
должен жить. Уметь жить. Наверняка это и делает его человеком.
- Умение жить?
- Чувствовать, понимать, интересоваться, создавать и иметь друзей. - улыбнулась девушка.
Где-то там Джаггерджак упорно сражался с грозным оппонентом, который не уступал в кривизне рож арранкару,
чем сильно его злил.
- Почему так?
- Потому что без всего этого ты будешь чувствовать себя мертвым. Чувства, знания, дружба, любовь ко всему
- вот так... наверное... - засмеялась собеседница Кватры.
Он промолчал.

Другими символами Киото считаются один из лучших образцов японской национальной архитектуры - "Золотой
павильон" Кинкакудзи (Kinkaku-ji) с покрытой тончайшими золотыми пластинами крышей и уникальным "садом
песка", а также лежащий на берегу живописного озера храм Рокуондзи.
Устав, Иноуэ решила купить мороженое. Она купила клубничное, фисташковое и шоколадное. Гриммджо почему-то
пристрастился к фисташковому, когда как Шиффер предпочел шоколадное. Принцесса Хуэко Мундо узнала о своих
друзьях-арранкарах чуточку больше, и это не могло не радовать.
Замок Нидзё начал строиться в 1603 году, как официальная резиденция сёгунов династии Токугава во время их
посещений Киото. Сёгуны управляли Японией на протяжении 700 лет, между 13-м и 19-м веками. Построенный,
как символ власти династии Токугава, замок наполнен произведениями искусства, включающие картины деревьев
и животных, выполненные самыми знаменитыми мастерами того времени. Замок стоит среди садов. В качестве
строительного материала был использован Японский Кипарис (Hinoki). В замке реализована уникальная система
безопасности - настил пола здесь положен таким образом, что когда по нему проходишь, раздаются трели
соловья, что препятствует намерениям шпионов незаметно подслушивать и подглядывать.
Ради шутки, Джаггерджак взял на руки девушку и носился с хохочущей Орихиме по настилу с помощью сонидо.
Многие работники из охраны и администрации ошалело искали виновных. Кто-то завопил, что здесь появились
призраки и были срочно вызваны монахи...
Так пролетел весь день, в разных открытиях и приятных впечатлениях.
Наступил вечер, вместе с ним - ночь праздника О-Бон.


***


Перед тем , как вернутся в номер, Иноуэ заставила своих смотрителей побегать вместе с ней. Бон отмечается
ежегодно в разное время: на западе Японии – в середине июля, на востоке – в середине августа. В эти дни,
согласно поверьям, души умерших посещают живых. Приготавливая все необходимое, Орихиме выглядела слегка
взволнованной. Когда начало вечереть, она с пакетами в руках стояла и не отвечала на вопрос "Ну и что
дальше?". Из-за соломенной шляпы ее лица не было видно.
- Улькиорра-кун, можешь помочь мне?.. - сказала она, не оборачиваясь на старой улочке. Он посмотрел на
нее пристально.
- Чего ты хочешь?
- Помоги мне.
- С чем?
- Я... отправь меня домой.
Повисло долгое молчание. Джаггерджак почему-то ничего не говорил, а лишь куда-то ушел.
- Исключено, женщина.
- Прошу тебя...
- Нет.
- Ты хоть знаешь что это такое - этот праздник? - спросила девушка, развернувшись к нему. В глазах ее
стояли слезы, но не было видно укора или чего-то подобного... Тем не менее, голос ее был спокойным,
все-равно мягким и добрым.
- Нет, не знаю.
- Тогда помоги мне попасть домой хотя бы на несколько минут, Улькиорра Шиффер! - слабо улыбнулась она.
Почему же ее спокойный голос содержит столько мольбы?..
- И ты думаешь, что рассказав о каком-то человеческом празднике ты сможешь расплатиться со мной за
ослушание приказа Айзена? - повернулся к ней спиной зеленоглазый арранкар.
- Я прошу тебя, как друга.
- ...ты мне пока не друг.
- Поверь мне. Сделай со мной все, что угодно, если я с кем-то заговорю или сделаю что-то не то!
- Хорошо.
- Спасибо!
- Рано благодаришь. Если оплошаешь: расплата ждет твоих друзей, Иноуэ Орихиме. - с этими словами Шиффер
открыл гарганту.
Гриммджо знал, что Иноуэ хочет сделать из Кватры друга и сделать человечнее. Но до чего же противно
оставлять ее наедине с кем-то другим...


***

Иноуэ оказалась дома. "Дом..." - печально сверкнула мысль. Кватра стоял сзади. Все было покрыто пылью.
Слой был небольшим. Но воздух казался почти ненастоящим. Но здесь все-таки была капля уюта... Что
осталась от ее былой жизни.
Перед домашним алтарем (похож на небольшую нишу, обязательно есть в каждом, даже самом бедном, доме)
расстилается небольшая циновка, на которую кладут поминальные таблички (ихан) и ставят еду для умерших. В
обычные дни в таких нишах стоит ваза с цветами или икэбана, висит картина или каллиграфически написанное
стихотворение. То же самое сделала и Орихиме для своего брата, который улыбался с фотографии ей и только
ей.
- Кто это? - спросил Улькиорра, после того, как Иноуэ осталось лишь приготовить поминальную еду.
- Это мой старший брат.
- Брат?
- Да.
- Он много для тебя значит?
- Ну... если я его вспоминаю, то конечно да! - попыталась отшутиться принцесса Хуэко Мундо.
- ...
- Он стал пустым. - потом спокойно сказала она.
- Неужели.
- Да. Но Куросаки-кун спас его тем, что освободил его душу. За это я ему безмерно благодарна.
- ...
Иноуэ положила спустя пару минут свежую еду перед алтарем и принялась горячо молиться за благополучие
нии-сана. "Не волнуйся, обо мне тут хорошо заботятся!" - капала слеза на пол за слезой.
Встав, рыжая протерла рукавом блузки заплаканное лицо.
- Осталось одно.
- Что именно? - посетить кладбище, чтобы положить кое-что еще.
- Пошли тогда. У тебя все есть?
Мрак. И вот они под открытым небом на кладбище. Многие могилы усопших были украшены ветками сакаки и коямаки
(по синтоистской религии эти деревья священные), на некоторые веточки кладут угощения: моти (рисовые
лепешки), фрукты, и кое-где догорали курения. Пленница арранкаров дошла до могилы брата и с любовью
раскладывала подарки. После минуты молчания и осмотра место упокоения брата, она вздохнула, встав.
- Жаль, что я не увидела ночь перед праздником!
- Почему?
- Потому что перед наступлением дня праздника везде зажигается несчетное количество фонариков: на
кладбищах, перед домами, на улицах, в парках. Эти фонарики освещают душам умерших путь к родным, которые еще живут. - она
замешкалась, а потом более открыто продолжила - А в горных местностях люди идут на кладбища, неся вместо
фонариков березовые факелы. Возможно, именно из-за обилия освещения Бон иногда называют Праздником
фонарей, хотя последние являются атрибутами многих традиционных праздников.
Она вновь вздохнула.
- Нам пора, Орихиме - как-то тихо сказал Шиффер.
- Помнить своих близких - это тоже часть жизни. Потому что только с ними возможна жизнь. - сказала она
серьезно. Она не шелохнулась, но почувствовала всем как... .Ее волосы сверкнули в свете луны странным
серым сиянием и исчезли в гарганте.
Улькиорра взглянул еще раз на могилу и шагнул во тьму за ней.


***

Ичиго вместе со своей семьей ругался у могилы матери.
- Милая-а-а!.. Они меня не люб-бят! - жаловался и рыдал отец Куросаки, получая пинки от дочек.
- Нифига, старый извращенец!
Ичиго закрыл глаза: "Мама... Я..." - и именно в этот момент его будто током шибануло. Он явственно
чувствовал реяцу Иноуэ. Она была где-то радом...
Временный щинигами рванулся туда, где была его подруга. Он бежал словно сумасшедший. Да, могила ее брата!
Это определенно дорога туда! Плутая и перепрыгивая через мертвых, Ичиго всячески извинялся, когда
пролетал через каких-то духов.
- Гоменее!... - уносилось вдаль.
Что за странные тени там?.. Неужели?.. Да, ее реяцу...
- ОРИИИХИИИИМЕЕЕЕЕ!!!! - заорал что было сил рыжий щинигами. Что-то сверкнуло: но вот она, могила ее
брата. Только догорали курения. Никого здесь уже не было.

***

Гриммджо сидел у Орихиме в номере на балконе. В этот момент зашла хозяйка рекана.
- Ано... прошу прощения... - неловко просунула свою голову она.
- Что такое? - скорчил гримасу Секста.
- Все гости собираются на ярмарку, а я хотела дать кое-что молодой госпоже в подарок за то, что она
вылечила моего сына...
- Что?.. - Джаггерджак не удивлялся тому, что девушка добрая и вылечила пацаненка. Только вот когда
Орихиме успела?..
- Это кимоно. Здесь их три, два мужских и одно для юной госпожи. Надеюсь встретить вас там!
Синеволосый арранкар взял шершавый сверток из рук благодарной женщины, и после того, как она откланялась,
закрыл дверь.
Открылась гарганта и в комнату вошли Шиффер с подопечной.
- Надевайте! - хмыкнул он и швырнул им одежду - Пора нам повеселиться!


***

Hollow-туристы вышли на улицу. Многие оценили красоту шелковых кимоно троицы. На Орихиме прямо горело
огненно-красное кимоно с золотисто-оранжевым оби (поясом для кимоно). На кимоно были изображены ветви
клинового дерева и красные листья. Золотистые нити тепло сияли, словно солнечные лучи в свете
многочисленных фонарей, что были зажжены повсюду. Улькиорра был одет в черно-зеленое кимоно с
изображениями морских волн и глубин ночи. Джаггерджак же был в синем кимоно, на котором пролетали
белоснежные облака.
Во время праздника друзья обмениваются подарками, работающим японцам часто дают в
последний день праздника выходной, а многие приурочивают свои отпуска к этой поре, чтобы посетить родные
места и пообщаться как с духами своих предков, так и с живыми родственниками. Потому на улице было очень
много народу.
- Где ближайшая ярмарка? - слышался смех откуда-то.
- Справа и прямо по улице к берегу! - кто-то кричал сзади.
Радостная толпа двигалась вперед.
Спустя несколько минут толканий и радостных визгов они наконец попали на ярмарку. То и дело в небе
взрывались фейерверки, люди носились от разных лавок к другим местам. Везде царили смех и веселье.
Несмотря на то, что Бон – день поминовения усопших, отмечается этот праздник весело, красочно, шумно. С
ним связано много обрядов, церемоний, ритуалов. И хотя детали его проведения разнятся в зависимости от
места проведения, общие черты везде одинаковы...
Играла музыка, народ подпевал и танцевал. Самой веселой частью праздника являются танцы – бон-одори,
которые сопровождают его с 15 века. Во время праздника Бон танцуют молодые и старые, мужчины и женщины,
родители и дети, перед буддийскими и синтоистскими храмами, на площадях, улицах, в парках, на берегу моря
и т.п. Бон-одори – это ритмический танец, в котором участвующие то принимают изящные позы наподобие живых
статуй, то раскачиваются в такт, то кружатся во все убыстряющемся темпе, прихлопывая в ладоши. Танцы
сопровождаются пением и ударами барабана. Песни и танцы беспрерывно сменяют друг друга, а певцы и танцоры
поистине неутомимы. Особенно интересно наблюдать бон-одари в сельской местности.
Счастдивая Орихиме взяла под руку обоих смотрителей и пбежала покупать разные украшения для праздника.
Первым делом она купила маску китсунэ (лисы) и надев ее, хихикнула:
- Я теперь арранкар!
- Ну дааа... - усмехнулся Гриммджоу, которому тоже предложили маску, но тот отказался вместе с Улькиоррой
под предлогом: "Своя есть".
Они танцевали под грохот барбанов. Огромной цепью люди выстраивались и танцевали вместе. Удивительно, но
даже Шиффер был вынужден повторять движения других. Он с машинальной точностью выполнял каждое действие и
ему даже хлопали, а некоторые дамы восхищенно на него поглядывали. Кружащаяся в танце с Секстой, Иноуэ
подмигнула Кватре. Почувствовав какой-то странный прилив сил и некой заинтересованности, он продолжил.
"Это и есть жизнь? Действие и радость?.." - проносилась вместе с рукавом кимоно мысль.
Когда они устали танцевать, троица решила поиграть во что-нибудь. Тут представитель кошачьих вспомнил о
том, что его даме нравятся мягкие игрушки и подбежал к лавке, где можно было выиграть игрушку, поймав
рыбку. Оттого, сколько рыбок ты выловил, зависит и размер или красота игрушки.
Приметив симпатичного голубого котенка, Гриммджо с улыбкой маньяка выхватывал и выхватывал рыбок.
- Умоляю, вы же меня разорите!.. - чуть не падал кассир в обморок.
- Не волнуйтесь. Просто пусть каждый из нас выберет себе игрушку. Больше ничего брать не будем. Иноуэ
отказалась от игрушки, но Секста и Кватра выбрали ей того самого кота и симпатичную летучую мышку.
Иноуэ светилась от благодарности и удовольствия. Затем снова танцы, смех и разные конкурсы... Подарков
было море. Приходилось раздавать детям и старушкам разные выигрышные вещи.
Затем, Орихиме остановилась у одной лавчонки. Там продавались лодки-фанарики.
- Что такое? - спросил Джаггерджак - Опять выиграть надо?
- Нет, нет! - уже как-то торопливо воскликнула девушка - Есть такой обычай в празднике... Спуск на воду
бумажных фонариков на деревянных подставках, с зажженной свечой внутри. На стенках фонариков написаны
слова молитвы, а иногда и имена умерших. Эта церемония совершается везде, где есть вода: на реках,
прудах, озерах и даже в море. Именно сейчас я хочу это сделать.
Они купили лодочку. Рыжая написала имена родителей и брата. Мягко коснувшись воды, они поплыли вместе с
сотнями других. Разгоняя тьму, свет плыл по воде, действительно будто указывал путь...
- Это нужно, чтобы души близких обязательно нашли путь в иной мир... Чтобы не потерялись и не страдали,
чтобы смогли снова навестить нас. - грустно улыбнулась девушка, смотря на ряби в воде, пока сидела на корточках,
обхватив руками колени. Она встала.
- Подождите меня, я сейчас вернусь - там такие вкусные кальмары! - убежала проголодавшаяся принцесса.
- Чтобы не потерялись... - прошептал губами Шиффер.
- Чтобы не страдали... - нахмурился Гриммджо.
Оба арранкара развернулись и пошли к той лавчонке.
Спустя минуты две, на воду, в ночную мглу спустились в далекое плавание две маленькие лодочки, в бумажных
фонариках которых горели свечи, что укажут двум душам путь в хороший мир.
Кораблики "Гриммджо Джаггерджак" и "Улькиорра Шиффер" присоединились к самым теплым пожеланиям людей мира
живых.








@музыка: Sunrise Avenue - 4ever yours

@настроение: урааа, наконец-то погуляем! ХД

@темы: Фанфики, Гриммджо/Орихиме/Улькиорра, Гриммджо/Орихиме

Комментарии
2009-08-08 в 11:07 

Оч оч интересно...а это всё конец или есть ещё продолжение??

URL
2009-08-08 в 11:54 

Грешно смеяться, смешно грешить...
на данный момент я написал всего десять глав, 11 пишется....ХЗ
сегодня приду и выложу сл. главку, но это будет к вечеру...

2009-08-12 в 21:58 

ну и гдееееее продаааааааааааааа

URL
2009-08-12 в 23:55 

Грешно смеяться, смешно грешить...
я сейчас немного занят (перевожу для одного сайта комиксы) так что наверно завтра или сеня, после перевода 2 с половиной страниц.
Можешь зайти и порыться в моем дневнике - там в эпиграфе список, сюда я попозже выложу.

2009-08-17 в 23:19 

Ах!!! Концовка чуть на слезу не пробила!

URL
2009-08-17 в 23:54 

Грешно смеяться, смешно грешить...
))) старался...

2009-08-21 в 16:14 

/ранее Mrs. XanXus/ ...вы самый лучший мусор на свете!!... © /// Трахнешь небо - станешь Богом! © /// ...добровольная любовь абсолютно бесполезна... © /// Да, именно так он объяснит свое поведение – отсосал Занзасу в состоянии аффекта © XD
Арик_Сама , когда же продолжение?:smiletxt:

2009-08-23 в 21:25 

Арик_Сама ты вроде сказал,что написал 10 глав и пишешь 11-ю,ну так выложи 10,если ты её уже написал:)

URL
2009-08-24 в 14:53 

Грешно смеяться, смешно грешить...
сейчас выложу)

2011-01-03 в 16:10 

О Ками-сама ....Автор вы бесподобен...я разревелась под конец!!!:beg::beg::beg::beg:

URL
   

Grimmjow And Orihime. When Extremes Meet

главная