14:58 

Мои чувства у тебя в груди.

Грешно смеяться, смешно грешить...
Фендом: Блич
Автор: Арик_Сама
Бета: все я.
Пейринг: Гриммджоу/Орихиме, намек на Улькиорра/Орихиме
Рейтинг: NC-17
Жанр: романтика, ангст
Статус: не закончен
Дисклеймер: не претендую
Размещение: указываем автора и бету ** (с ссылкой на исходник)
Предупреждение: частичный ООС

Глава восьмая.

Кто там нцу просил?...

Жар бывает разным.

Oh, you know how it feels
You know what it's like
You know how it is
But you just can't stop crying


(c) песня HIM - In Love and Lonely

После небольшой прогулки по коридорам и пустым комнатам, встречей с пораженными
постояльцами Улькиорра почувствовал, что его компаньоны вернулись. Вместе. Отчего-
то стало неприятно. Совсем чуть-чуть, но это было ощутимо и странно. Нужно было
подойти к ним, но почему-то он не мог этого сделать. Сейчас не было желания ни о чем
говорить, никого видеть. Говорить? Какая глупость. С ними у него не должно быть
ничего общего. Женщина обращалась с ними не так, как Айзен. Нет, это обращение к
ним, по сути, чудовищам, не имело значения для нее. Она говорила с ними, смотрела как
на равных. А в глазах не было чувства ненависти к тем, кто насильно заставил ее уйти
из собственной жизни в мир смерти пустых. Ему не нужна ее помощь, ее жалость,
понимание. Пускай оставит это себе. С другой стороны... Как ей удается изгонять
страх, ничего не делая? Она сама дрожит словно кленовый лист. Но рядом с ней
пространство становится не зыбким и настоящим. "Она есть, есть и все вокруг нее" -
подумал Шиффер. Она ничего не обещала:"Не бойтесь, страха больше не будет!" - ответ
должен быть в чем-то другом. В чем различие между Айзеном-самой и этой женщиной? Тут
он вспомнил, как она назвала его в ответ "мужчиной". Это слово не всколыхнуло в нем
и капли эмоций. Да, реакция его должна была быть обидой или злостью. Как будто это
его волнует. Мусор. Волнует теперь совсем другое...
До ужина оставалось меньше часа, но ему это было ни к чему. Шиффер не раскрывал
ворота, хоть дыры не было видно благодаря научным достижениям Заэля, но пустота, что
присуща его существу осталась. Если бы все было так просто...
Вглядываясь в тускло освещенную лестницу, он явственно почувствовал приближение
своей подопечной…
- Вот ты где! – показалась девушка, облегченно вздыхая. Тут она заметила, что взгляд
Улькиорры был тяжелее обычного – Что-то не так?..
-…- голова ее собеседника повернулась в противоположную сторону.
"Почему он такой?.. Я всего лишь хочу быть с ним другом..." - немного огорчилась
Иноуэ. Возможно, что он захочет дружить?.. Иноуэ старалась не показывать грусти.
- Подожди, Улькиорра, я ведь хотела попросить, чтобы ты и Гриммджо, пошли искупались
в бане...
- Что?
- Что слышал, зеленый! – появившийся секста швырнул, ловко поймавшему, Кватре
деревянный ковш с банными принадлежностями. – Нам нужно вымыться, тут так принято.
У каждого из троих было полотенце, мыло, деревянный таз, щетка. Баня, когда-то, была
огромной деревянной бочкой, где купались вместе и мужчины, и женщины. Но в наши дни
этот милый обычай, увы, неприемлем. Поэтому перед двумя входами Иноуэ и юноши
разошлись в разные стороны. Девушка прошла по короткому пути и зашла в теплую
комнату, откуда уже выходили многие дамы, что успели вымыться до нее.
Поздоровавшись, Химе прошла вглубь и разделась. Взглянув на свое тело, девушка
подумала, понравится ли оно Джаггерджаку?.. Как... он когда-нибудь увидит ее без
одежды?! Это же ужасно! Голой, перед парнем... Эти мысли смутили ее и она укуталась
в большое полотенце, а вещи сложила в корзинку для чистки одежды. "Но он же мой
любимый человек... До ЭТОГО, рано или поздно дойдет!" - сглотнула взволнованная
гостья Хуэко Мундо. Затем она бережно сняла заколки и положила их в свой личный
отсек для вещичек и закрыла. Затем, отодвинув не спеша седзи, Иноуэ зашла в женскую
часть бани. Были некоторые женщины, что весело о чем-то болтали и не обратили
особого внимания на гостью. Орихиме прошла к одному из душей и, сняв полотенце,
включила воду. Горячая вода приятно потекла быстрым потоком по ее телу, смывая все
плохое и оставляя лишь приятнейшее из всего этого дня. Не думая ни о чем, лишь
напевая себе милую мелодию, она намылила голову и тело, затем ополоснулась и подошла
к широкой ванне, которая была почти доверху заполнена горячей водой. Она была
большой, но не глубокой, отчего не создавалось впечатления, будто это бассейн.
Медленно войдя в воду, девушка села и начала расслабляться. Было горячо, немного
душно. Принцесса провела рукой по глади воды, от которой поднимался полупрозрачный
теплый пар. «Странно… Когда я нахожусь с Гриммджо-куном, то тоже чувствую тепло,
иногда жар… особенно, когда он меня целует…» - немного зарделась, и без того румяная
от температуры вокруг, рыжеволосая – «Но ведь это совсем другое!» Плеск. «Становится
даже иногда холодно… и я ощущаю дрожь… В голове все путается… Жар от мыслей о нем,
от нахождения с ним, от его прикосновений… он заставляет меня задыхаться, но именно
этот жар лучше, чем тот, что сейчас здесь… Это особенный жар». Казалось, будто бы он к ней
прикасается, сразу везде, так горячо… тело отвечало малейшим всколыханиям воды.
Буль-буль-буль. Иноуэ почти полностью погрузилась в воду, ощущая, как горячая вода
доходит до кончиков ее ушек, переносицы. Разговоры других женщин ушли на задний
план, не мешая размышлять и предаваться ощущениям. Перед глазами был Джаггерджак,
такой разный, с одной стороны такой сложный. Но с другой – такой нужный и знакомый…
Мысли, которые начали появляться дальше, казались пошлыми. Но что-то заставляло ее
не отгонять их от себя. Этот жар... жар в ней... Невозможно контролировать себя, если
чувствуешь, что перешагнул грань. Баня опустела совсем, девушка была одна. Волосы,
цвета свободы, любовь к свободе, любовь... Она желала его прикосновений. Девушка
закусила губу. Ощущения ее усилились, любое телодвижение заставляло вздрагивать.
Никого не было... Она ненароком представила себе Гриммджо. Его лицо... Глаза, что
смотрят на нее из-под тяжелых век, взгляд, что был прикован только к ней, прямой
нос, тонкие губы, что так нежно целуют ее, что так впиваются в нее, без возможности
насытиться. Его шепчущий голос, горячее дыхание, покусывания уха и касания... Вот
его ладонь ласкает ее, он прижимается к ней... Было горячо: вокруг, внутри нее,
особенно там... Подушечки пальцев пленницы дотронулись до губ. Как же ей нужны его
поцелуи... Чувствуя страх и какое-то отвращение к себе, но вместе с этим сладостную
дрожь, ее рука предательски соскользнула вниз, а с губ рыжеволосой сорвался
умоляющий всхлип: "Гриммджо... Гриммджо!..".



***


Джаггерджак, с его ворчливым выражением лица, а также Шиффер, с застывшей маской,
вместо лица, попали в помещение, где стоял огромный шкаф с пустыми полками для
одежды и скамейками. Дальше за седзи была мужская часть бани. Голосов кого бы то ни
было не было слышно вовсе. Гриммджо был ближе всего к зеркалу и только сейчас
вспомнил, что его дыра пустого теперь не видна, как и маска на его щеке. Секста
взглянул на себя, после того как снял куртку. Теперь он был совсем обычным человеком
с виду. Только глаза, что синее неба и такого же цвета волосы. Если бы только вместе
с этим пропало навсегда сосущее чувство изъяна в тебе. Ее нет визуально. Только
визуально... Пустой знал, что рядом с этой женщиной он будто бы имеет сердце.
Наличие этой чертовой дырки уже не волнует его. Орихиме стала его сердцем.
- Идем, - оторвал его от мыслей Улькиорра. Кватра был не похож на себя: кожа его
стала более теплого цвета, пропала маска и можно было узреть его нехитрую прическу
полностью. Полосы под глазами исчезли. А глаза... наверняка, ничто и в никаких мирах
не способно изменить выражение этих глаз.
Представитель кошачих, причем очень гордых, прошел молча мимо и сразу же сел в
ванную. Горячая вода захлестнула его, но особого дискомфорта не было. Так, теплая
водичка...
Шиффер присоединился, неторопливо и тоже ничего не сказав, сел напротив Гриммджоу.
Места было много, потому синеволосый арранкар, закрыв глаза, погрузился полностью в
воду. Покров горячей жидкости накрыл его полностью, звуки смолкли, слышалось лишь
движение потоков кипятка. Шиффер не шевелясь наблюдал за псевдо-утопленником.
Джаггерджак медленно поднялся. Капли стекали по нему, быстро остывая. Он не открывал
глаз, просто сидел в воде. Какое-то странное расслабление... Тяжелые мысли оставили
его ум в покое. Казалось, что его обычная и постоянная ярость улетучивалась с
теплыми потоками воздуха. Растворялись, пропадали навсегда. Не все, конечно, могло
выветриться. Нельзя отрицать, как оказалось, что баня - это бесполезная вещь... Переведя взгляд на соседа по ванне,
синеволосый захотел получить ответы на свои вопросы.
- И что же ты решил? - спросил Джаггерджак, чувствуя, как влага оседает на его лице
и скатывается по коже вниз. Затем нагревается, снова превращается в пар, снова
взлетает и... Замкнутый круг.
- ...
- Неужто ничего совсем?
- ...
Оба сидели с закрытыми глазами. Здесь, именно сейчас, в этом месте царили лишь слух,
чистота и ясность мыслей. Ты не думаешь, а потому видишь реальность ясно. Шиффер не
говорил ничего в ответ не потому, что считает Джаггерджака идиотом. Хотя, будь у
него ответ, он бы все равно оставался идиотом для него, Улькиорры.
"Идиот" же серьезно произнес:
- Ты меня бесишь.
- Ты меня тоже.
- Бесчувственный придурок.
- Импульсивное животное.
- Тогда ты робот, кукла.
- Чего ты добиваешься.
- Чтобы ты понял. Что ему нельзя доверять.
- Разве эта женщина может быть сильнее его?
- Да, сильнее.
- Бред.
- Уверен? Ты не видел, но был момент, когда те две извращенки начали ее бить. Я
лично разорвал их на части. Сучки даже ухнуть не успели. Но она, побитая, в крови,
подбежала к ним и начала их лечить. Даже с пинками и криками: "Чудовище! Ты
чудовище!" с их стороны она спасала их жизни. Иноуэ Орихиме не позволила им умереть,
зная, что они будут ее все равно ненавидеть. Она их простила, взяла ответственность
за их жизни. Даже если они не нужны ей или мешают. Уже поэтому она сильнее чертового
Соуске.
- ...
- Ты же чувствовал эту силу, что исходит от нее, ее сердца, - всплеск, - Я сам
испытал это. Вообще, не понимаю, какого хрена я пытаюсь именно тебя в чем-то
убедить.
- Тебя волную я?
- Не меня, - Гриммджоу встал, и вода каскадом шумно покатилась с него - Ее. Все, что
волнует ее волнует .
Оставив позади себя Кватру, пантера направилась за одеждой.
- Ее?... - вслух повторил Шиффер. Послышался скрип задвижки и вновь тишина.
Улькиорра медленно встал и тоже решил одеться. Но он оделся в арранкарскую одежду и
ничего не сказав стоявшему у выхода Гриммджо, использовал сонидо. Быстро добравшись
до номера, он зашел к себе. На столе он обнаружил свою одежду, что купила для него
Иноуэ.
- Зачем это, женщина? - рука уже взметнулась, чтобы яростно смахнуть купленное, как
кое-что ее остановило. Он замер. Рядом лежал брелок с очень похожим персонажем на
него самого. Фигурка улыбалась; радость и доброта.
Комната мгновенно опустела.


***

Мимо сновали разные дамы и кокетливо смотрели на него, хихикая или придыхая. Ушедший
Шиффер уже мало волновал остывшего Джаггерджака. Вставал другой вопрос, который
начинал его злить. "Вот зря ушел сейчас Улькиорра! Было бы кого порвать на маленьких
Шифферов от злости..." - ворчал про себя секста. В столовой ее не было. В комнате он
искал, тоже нет. Реяцу девушки какая-то странная, рваными кусками появляется и
исчезает. Вот опять! Теперь уже совсем близко! Она еще в бане?!
- Да сколько можно мыться! - воскликнул он и вошел. Никто не переодевался. Пройдя
дальше и резко отодвинув в сторону седзи Гриммджо рыкнул:
- Орихиме, черт тебя дери!!!
Послышались естественные вопли, от которых лопались барабанные перепонки и стынула
кровь в жилах. Получив по лбу щеткой он закричал:
- Заткнулись все!
Тактика припугивания не сработала: на него летели полотенца, щетки, мыло и все, что
только могла (и не могла) взять обыкновенная женщина с собой, чтобы помыться. Серое гостевое
кимоно начало намокать во влажном воздухе. Женщины орали и судорожно пытались
прикрыться. Сейчас все бараны сюда сбегутся!
Где же она?.. Вот! Девушка полулежала в ванне, тяжело дыша, не отзываясь, не
шевелясь. Не обращая внимания на: "Боже, извращенец! Уйдите отсюда немедленно!
Мерзавец! Позовите кого-нибудь!" - он пытался понять, что же с Орихиме. Гриммджо еле
сдерживался, чтоб не разорвать глотку каждой паникерше. Он подбежал к девушке и
принялся трясти ее за плечи. Господи, она горит! Сколько она здесь? Наверно именно
от перегрева она и отключилась. Нужно было скорее вынести ее на свежий воздух...
Взяв на руки Иноуэ, Гриммджо вдруг получил удар чем-то тяжелым по голове:
- Отпусти ее, извращенец! Тебя посадят! - стояла какая-то старая кляча с ковшом.
- Ваше благо, что она в отключке, иначе бы я вас всех поубивал. Люди, вашу мать,
называется! Не видели, толстозадые идиотки, что ей плохо? Срал я на вас! Да у кого
встанет на таких уродин! - разъяренно прорычал он.
- Что ты сказал?!
- Ах, ты!..
- Заткнись, мусор. - послышался знакомый холодный голос.
- Аааа! ЕЩЕ ОДИН!!! - началось все по второму кругу.
Шиффер протянул кимоно для пленницы. Джаггерджак бережно завернул ее, чтобы она не
была голой, затем выбежал из эпицентра женских воплей. Улькиорра же спокойно
уворачивался от летящих губок и шампуней. Когда же он рукой разрубил деревянный ковш
все съежились от страха, замолчав.
Джаггерджак пулей пронесся по этажам. остановившись лишь перед номером девушки и
ворвался туда. Футоны уже были расстелены. Как вовремя... Аккуратно положив любимую
на одеяло, он укрыл Орихиме и сел рядом. Она все еще тяжело дышала.
- Черт... Тебя даже в ванне нельзя одну оставить... - вздохнул он. Ладно, если бы он
утопился, она его вернула бы. Но ее никто не вернет ему.
Напряженную атмосферу спустя несколько минут разрушили шаги. Створки седзи открылись
и оттуда выглянула старушка.
- Ну и шум же вы подняли! - скрипя голосом, но с добротой сказала бабушка. За ней
вошел Кватра.
- Это врач, - пояснил он тихо - Прошу вас, проверьте ее состояние.
Неторопливым шагом она подошла к больной и присела. Достав из крохотной сумочки
стетоскоп, она начала слушать ее дыхание. Затем измерила пульс и температуру.
- Ничего страшного. Хотя, если бы вы не вытащили ее, кто знает, она могла бы
захлебнуться или задохнуться. Видно, вы ее сильно любите, раз так волнуетесь за нее,
что решились на такое, - улыбнулась старушка.
Гриммджо притупил взгляд и почесал нос.
- Главное, чтобы она была в порядке...
Бабулька начала осматривать пациентку.
- Сказывается сильное переутомление и нехватка витаминов. Пускай чаще гуляет
и не нервничает. Я думаю, что у нее могут быть проблемы со здоровьем в будущем, если она
не перестанет о чем-то волноваться.
-Угум.
- Ясно, ясно. Вы посидите с ней здесь, - сказала она Джаггерджаку, похлопав его по
плечу, затем обратилась к Улькиорре - А вы, молодой человек, принесите ей что-нибудь
на ужин, желательно, легкое. Я пойду, если что, то вы знаете, где меня найти.
Хлоп - и добрая пожилая дама ушла. Окинув взглядом склонившегося над Орихиме
арранкара, зеленоглазый пустой вышел из комнаты.
Снова они остались наедине. После некоторого времени дыхание принцессы начало становиться нормальным, черты лица
разгладились. Лишь иногда ее тело вздрагивало. Обеспокоенный Секста сидел на татами
почти вплотную к футону, скрестив ноги и опершись щекой на руку. Его хмурый взгляд
прикован к этому человеку. Тут он, придвинувшись поближе, положил ее голову к себе на
колено и его рука неуверенно нависла над рыжими волосами. Грубая ладонь опустилась
со всей мягкостью, на кою только был сбособен зверь, затем провела от влажного лба
по растрепанным локонам вниз. Закололо в пальцах. Медленно рука вновь погладила ее
макушку. Большим пальцем он касался ее щеки и нежно проводил им. Может быть ему
показалось, но ее голова слегка прижалась к его большой кисти... Стук в дверь.
Глухой, но четкий. Аккуратно освобождаясь из-под бесчувственной пока девушки,
Гриммджоу открыл седзи. Никого не было. Он посмотрел вниз и увидел бенто. Шестой
наклонился и поднял крохотную заботу об их общей подопечной от Улькиорры.
Усмехнувшись, Гриммджо захлопнул седзи неожиданно громко. Поняв, что сделал
глупость, он обернулся. Поздно, она проснулась и уже привстала на локтях.
-Гримм...-кун?... - протирая глаза спросила рыжеволосая.
- Ты бухнулась в обморок в ванне! Тоже мне, дельфин... - прямо сказал ей собеседник - Мне пришлось
туда ввалиться и взять вытащить. Повезло еще, что там появился зеленоглазик и
прочистил мне путь, иначе было бы много крови. Черт, я схлопотал себе шишек от
дрянных баб!.. Эй, ты чего?..
- Гримм-кун... Улькиорра-кун... Видел... Ты... вы... голой... я... Аааааа! -
закрчиав, она испуганно укрылась одеялом.
- Забей, Улькиорре все равно. Иногда создается впечатление, что он всю жизнь был
импотентом. А тебя больше заботит то, что он тебя видел голой, а не я?.. - сдерживая
внезапный гнев, спросил Джаггерджак.
- Как раз... как раз наоборот! - всхлип из-под одеяла.
- Что?.. - чувствуя облегчение и томную сладость внутри, спросил Гримм и присел
поближе. Одной рукой он сдернул одеяло и перед ним предстала раскрасневшаяся Иноуэ.
Вздернувшееся вверх одеяло повлекло за собой головокружительный жар, что веял от ее
тела. Подол кимоно открывал оголенное изящное бедро девушки. Гладкая кожа слегка
поблескивала от излишней влаги... Кошачьи глаза сверкнули недобрым пламенем. Он
нависал над Орихиме, его сильные пальца крепко держали ее запястья, а их лица были
напротив друг друга.
- Так что? - слегка хрипло переспросил он.
- Я думала... что как женщина... я тебе не понравлюсь... Да и... я никогда не
испытывала такого странного ощущения... Влечения к парню как...
Она не договорила. Просто не смогла. Он, тихо застонав, жадно впился в ее губы.
Такие жаждущие, горячие, слегка сухие. Но раскаленный язык эспадовца резко
вторгается в ее рот, вместе со слюной. Джаггерджак ослабил хватку, но лишь для того,
чтобы крепко обнять ее полностью. Не в силах сопротивляться, Иноуэ лишь отвечала на
его ласки трепетом, нарастающим желанием и непреодолимой любовью к синеволосому
юноше. Их языки переплетались у нее во рту, голова кружилась, ей было невыносимо и
хорошо одновременно. Казалось, что она сейчас сгорит изнутри. Секста резко оторвался
от нее. Его язык медленно скользил вокруг губ, которые скривились в усмешке.
- Я вижу, тебе понравилось... - огненное дыхание арранкара растекалось по ее коже, в
частности щеки, уха и шеи слева. Заметив это, он приоткрыл рот и слегка покусывая
нежную плоть облизывал ее ухо. Ее сдавленный крик разрезал тишину комнаты. Это был
крик не страха, отнюдь нет. Джаггерджак просто разрешил его телу делать все, что ему
хотелось. Правой ладонью пустой развязал кимоно пленницы и нащупал уже набухший
сосок. Стон вырвался из нее, а из глаз брызнули слезы. Было слишком хорошо, было
слишком ужасно осознавать, что он с ней делал это. От каждого прикасания к ней, с
головы до ног пробегал ток. Тем временем от языка оставалась мокрая, блестящая в
ночном полумраке, дорожка. Губы сомкнулись на кончике ушка и принялись посасывать
его. Эта была сладостная пытка для них обоих. Ему нравилось видеть ее такой...
Именно в этот момент. Чувственная, смущенная, отдавшаяся ему. Сильный, властный, страстный, который ласкает ее.
Гриммджо приподнялся, чтобы увидеть ее полностью. Затем он опустился на нее снова. Взяв нежно ее ладонь в
руку поцеловал в лоб, затем щеки, нос, неторопливо дразнил ее губы, проводя по ним
языком. Она судорожно сжимала ноги при каждом его скольжении по телу рыжеволосой девы.
- Я люблю тебя всю... каждая часть часть прекрасна... - Он обнял ее и замер. Каждое
слово выдыхалось с трудом, думать было сложно, но он продолжил - Я хочу тебя не
потому, что это... обычная прихоть... Я хочу тебя, потому что люблю тебя,
понимаешь?.. Ты безумно красивая, Иноуэ.
Он смотрел в ее глаза, из которых скользили вниз прозрачные соленые капли.
- Я никогда никого так не хотел. Потому что не любил... - он взял ее ладонь и
приложил к тому месту, где у него должно быть сердце.
- Не знаю как я смог полюбить тебя. Ты будто поделилась со мной своим сердцем,
частью самой себя. Также и у тебя, Ори. Мои чувства у тебя в груди...
Орихиме плакала. Не было сил сказать ему, что она испытывает то же самое, она знает
это. Она желала его, потому что любила, потому что он ее любил. И в этом не было
ничего постыдного.
- Я... тебя...Гриммджо... - тихо простонала она ему на ухо, а затем ее голова соскользнула чуть ниже, вдавливаясь в его грудь.
Боже, как она это сказала... Это было настолько возбуждающим, что он уже не мог
терпеть. Джаггерджак просто не контролировал себя. Сорвав с них ненужную, на данный
момент, одежду, он пониммал, что сейчас взорвется. Ниже пояса все затекло, просто
закаменев. Раздвинув ее ноги Секста сглотнул. Легкий пушок и истекающий соком
цветок... Медленно привстав, он стал вторгаться в нее. Иноуэ содрогнулась. Стенки
постепенно растягивались его горячим членом. Гриммджоу ощущал теплую и влажную плоть
вокруг себя. Он дошел до девственной плевы.
- Я больше не могу, Иноуэ...
- Все в порядке.. Только... поцелуй меня, хорошо? - умоляюще посмотрела она на него.
К черту боль. Ее не будет.
В ответ она снова ощутила, как его шершавый язык пролезает к ней в рот. Толчок,
резкий, мощный. Она вскрикнула, даже его губы не смогли удержать ее. Принцесса
почувствовала боль и снова заплакала. Гриммджо же, старался не двигаться быстро, но
если он снизит темп, то ей будет больнее...
Его волнующий стон заставил Орихиме немного забыть о боли, почувствовать ток вновь.
Было жарко, она ощущала раскаленного Гримма в себе и слезы также обжигали ее лицо.
Он поглаживал ее спину и грудь, не переставая целовать. Иногда он рычал, словно зверь и
покусывал ее за шею или ухо. Орихиме застонала. Боль ушла, пропала. Теперь появилось
приятное жжение там, что заставляло все тело ощущать это сильнее в сто раз. Они оба
были объяты пламенем. Джаггерджак вдруг ускорился. Через его зубы вырывался
сдавленный хрип. Тело Орихиме начинало биться в судорогах у него на руках. Он
чувствовал все, от самого начала до последней капли ее оргазма. Громкие вскрики и
стихающий стон. Достигнув пика, волна накрыла и его. Обессиленный, он рухнул на нее,
сжимая в руке ее ладонь. Так они и заснули, держась за руки.


@музыка: Тема Тсубаки - Соул Итер Осты.

@настроение: надо перечитать Берсерка...

@темы: Фанфики, Гриммджо/Орихиме/Улькиорра

Комментарии
2009-08-07 в 20:55 

урааааааааааа..продолжение.сугоооооой просто классно=)))))) а дальше будет прода??

URL
2009-08-07 в 21:11 

Грешно смеяться, смешно грешить...
Этто... сейчас отредактирую и выставлю продолжение...

2009-08-08 в 11:02 

Это оч интересно,но от ожидаемого хентайчика я немного рахочировалась слишком мало уделено этому внимания побольше описания бы чувств...тогда было бы класссно

URL
2009-08-08 в 11:03 

Это оч интересно,но от ожидаемого хентайчика я немного рахочировалась слишком мало уделено этому внимания побольше описания бы чувств...тогда было бы класссно

URL
2009-08-08 в 11:49 

Грешно смеяться, смешно грешить...
возможно, я перепишу что-то со временем)))
по-любому фанфик нуждается в большем бетировании...

2010-08-21 в 20:49 

Достигнув пика, волна накрыла и его. Обессиленный, он рухнул на нее,
сжимая в руке ее ладонь. Так они и заснули, держась за руки.

даже не перевернувшись? даже не выйдя из нее? *скептически* тело весом минимум в 75 кг на бедной орихиме лежало всю ночь?

   

Grimmjow And Orihime. When Extremes Meet

главная